Wizzzard: soundtrack 'magic'

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Wizzzard: soundtrack 'magic' » Флешбэк » От сессии до сессии... (Эйс & Мираэль)


От сессии до сессии... (Эйс & Мираэль)

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время: за полночь.
Место: город Гео, общежитие тибероанского УМа, 3й этаж, комната Эйсенфракса и Эйра.
Краткое описание происходящего: наступил конец учебного года, и на студентов как снег на голову свалились первые настоящие экзамены "на волшебника" Мираэль приходит за помощью к принцу Эйсенфраксу, так как более не знает к кому обратиться, кто уже прошел эти экзамены, которы соглашается помочь девушке подготовить теорию и практику в последнюю ночь перед первым днем испытаний.
Доступ: Мираэль, Эйсенфракс + любые другие персонажи, которые по логике вещей могут находится в УМе (преподаватели, ученики и т.д.)

[mod]Отыгрыш завершен[/mod]

2

Холодно-холодно-холодно! Чертовски холодно, аж зубы дрожат... Какой дурацкий сон... Эйсенфракс распахнул глаза, но холод никуда не исчез, да еще к нему добавился полумрак - нас столе догорала одинокая тусклая свеча, а холод исходил из предательски распахнутого окна, судя по всему оставленного таковым куда-то сбежавшим среди ночи Эйром... Просто замечательно. Сам принц обнаружил себя задремавшим в кресле с раскрытой книжкой по какому-то предмету на коленях. Судя по раскрытой страничке, он сдался уже на последней главе, хотя все равно в упор не помнит, что там было (и что это вообще за учебник) Ну да ладно, если прочитал, значит на экзамене всплывет (как кое что в проруби) - иначе и быть не могло! У него же есть мозг (попробуй докажи сомневающимся!) Бросив жалобно хлопнувший учебник на столик, Эйс резко встал, при этом покачнувшись и возвращая себе бодрствующее равновесие. Одна нога онемела и теперь покалывала мерзкими иголками, становящимися все тоньше и назойливее. Он громко хлопнул рамой окошка - наверху скрипнула кровать, ознаменовывая чье-то неожиданное пробуждение от созданного шума. Ругани Эйсенфракс не услышал, но прекрасно знал, что его донельзя сдержанные соседи наверху злобну шипят ругательства, утыкаясь обратно в подушки. Принц был умиротворен этой очередной спокойной ночью на территории УМа - ему совсем не нравилось бывать во дворце, среди этих напыщенных зашоренных болванов. Прохладная в этот раз летняя ночь была зато максимально звездной: с запада на юг тянулся великолепный иссиня-зеленый шлейф звезд - Нотный Стан, - так он назывался, если Эйс еще хорошо помнил астрономию, а еще это вроде как галактика. единственная настолько хорошо видная на небе Сеакай. Но это не важно - она была просто красива, даже если бы он не знал, как она называется. Луна скоро должна была достичь апогея и сейчас неровным диском сияла вдали, еще не очень высоко над горизонтом, за далекими тесными пределами любимого, но опостылевшего Гео. Она манила. Манила каждую ночь как оборотня на охоту. И скоро принц отправится на свою охоту. Без лошадей, собак и криков отца и брата за спиной (а также без бдящего над душой капитана, многозначительно постукивающего и перчатку хлыстом для лошади) Эйсенфраксу больше не хотелось спать, и он решил, что вполне может потакнуть этому своему желанию - экзамены второго курса начинались аж на целую неделю позже, чем у первого и третьего. Рассеяно двигаясь все еще в сумерках отбрасывающей густые тени свечи, он добрел до стола и взглянул на лежащий там ворох пергаментов. От кучки бумаг просто таки несло духами, а на большинстве скорее всего красовались тошнотворные милые словечки, под которми таился целый ворох непристойностей. Эйсенфракс усмехнулся, взял перо и даже попытался начеркать ответ одной из поклонниц Эйра (что первое попалось), но в итоге просто оторвал чистую, неисписанную часть листа и принялся малевать на ней голову дракона, такого, какие бывают в мифологии Эдо: квадратноголовые, усатые и непременно с очень добрым взглядом под густыми бровями. Время лениво перевалило за полночь...

3

Холодно? Холодно, и это еще мягко сказано... особенно в темных коридорах, полностью закованных в бездушные и серые каменные плиты. Мираэль очень хотелось проверить, а какова же температура в ее собственной комнате, особенно на кровати и под одеялом, но, к огромному сожалению, для проведения подобного эксперимента не было никакой возможности. Предстоящий утренний экзамен давил на девушку страшным грузом, который, собственно, и заставил ее шататься ночью по Университету в поисках приключений на свою голову. Вечерняя и незапланированная вылазка в город, за пределы УМа, удалась, только вот хорошо это или плохо, теперь, было непонятно. Мира не имела ни малейшего понятия о том, сколькой сейчас времени, но предполагала, что уже много за полночь. В прочем, в этой ситуации, это мало волновало... во всяком случае, меньше, чем завтрашний выпускной экзамен, на фронте подготовки к которому и гиппогриф не валялся. Так что, грубо говоря, делать было нечего, и Мирэль смиренно пробиралась по темным коридорам в сторону лестницы, поднявшись по которой, можно было попасть на третий этаж... Разумеется, к Рыжей, на эт были веские причины.

"Где... где... где... Черт подери, в темноте я ничерта не вижу!"
- Две двери пропусти - следующая твоя...
"Ага, спасибо... стоп! Ты запомнил расположение двери Эйра наизусть?"
- Я запомнил расположение двери Эйсенфракса, расположение двери Эйра, по логике, должна помнить ты...
"Я помню! Но не на ощупь..."

Что бы отсчитать две двери в полной темноте Мираэль пришлось прислониться к стене, бороздя собственным телом все ее неровности. Благо, расстояния между дверьми было небольшим и третья повстречалась девушке довольно скоро. Вдох, выдох.
"Если этот говнюк будет надо мной потешаться - я скину его с окна... можно?"
- Нельзя;
"Да? Жаль... Ну, я захожу?"

- Заходи - согласился Сеннар,
"Не, стоп, а если там Эйр?"
- Что значит "если"?
"Ну... Проехали!"

Тихо фыркнув, Мираэль толкнула дверь, даже не думая стучать. Сеннар, предположительно, должен был сделать едкое замечание, но решил все-таки промолчать, т греха подальше - злая Мира иногда начинала общаться с ним вслух да еще и на повышенных тонах. Кстати  двери, она оказалась вовсе не заперта, как и предполагала мечница, она уже привыкла к тому, что здешние жильцы либо забыли о личной жизни, либо вовсе ее не скрывали, ну... или вели ее за пределами УМа.
- Эйс, ты обязан мне помочь! - этой фразой девушка поприветствовала своего новообретенного друга, что-то вырисовывающего на небольшом клочке пергамента,
Про себя порадовавшись, а так же удивившись тому, что Эйс все еще не спит, Мираэль без приглашения прошествовала через центр комнаты, и миновав, уютное кресло плюхнулась на кровать, которая принадлежала одному из молодых людей. Только переведя дыхание мечница поняла, что чего-то, а вернее кого-то, не хватает. И это осознание ее немало огорчило...
- А где Эйр? - поинтересовалась она как бы про между прочем, ставя свою сумку на колени...

4

Изрисованный кусочек пергамента с красивым рисунком дракона из Эдо печально закружил по комнате, подгоняемый сквозняками, почти касаясь потолка, в сторону плюхнувшейся на кровать рыжей девушки. Эйс, из под дернувшейся от неожиданностируки которого и вылетел сей предмет, как в замедленной съемке повернулся к Мираэль с кислым недовольным лицом. Впрочем, он считал, что имел на это право, так как: а) она испугала его мозг (да-да, это не моральный страх, а физическая боязнь резких звуков - люди не сильно-то в этом отличаются от животных); б) он никого не планировал видеть сегодня ночью до того, как уснет; в) он не хотел видеть Мираэль; г) он в то же время очень хотел увидеть Мираэль, но не мог понять зачем и его это бесило, а лишнее бесиво ему ни к чему, когда ему так спокойно и мирно...
- За каким фрэллом тебе тогда Эйр, если ты просишь помощи у меня? - Эйсенфракс бросил на девушку еще один уничтожающий взляд, а заодно и на предавший его злосчатный клочок изрисованного пергамента, уже уютно устроившийся на коленке Миры. И вообще, это оскорбительно вот так врываться к человеку фактически домой и спрашивать при этом его соседа! - Почем я знаю, где оно ходит? Я его на поводке не держу - он в полнолуние на воле бегает, - принц пожал плечами и потянулся к столику за окариной. инструмент был теплым от стоящей рядом угасающей тусклой свечи. Парень любовно погладил инструмент и сыграл совсем короткую мелодию. Почти не слышные звуки приглохли еще сильнее - теперь ни староста, ни комендант не узнают о нарушении порядка в "общежитии", как называли его студенты УМа
- Ну так... Зачем пришла? - рука машинально усталым жестом взъерошила темно-рыжие волосы, в отсветах свечи казавшиеся почт черными с проблесками меди. - Нервная трясучка, дааа? - это принц уже протянул вкрадчиво-лукавым тоном, чтобы далее твердо сказать, - а я не аптечка, травок да настоев не дрежу, звиняй! - к слову сказать, Эйсенфракс уже давно не боялся Мираэль. Не потому что она была слабее и не могла ему двинуть и не потому, что не могла ответить... Просто не боялся. Наверное, это один из залогов дружбы: насколько бы сильнее тебя не был твой друг, боятся его должны только твои враги

Отредактировано Ace MacLeod (2009-09-22 00:14:13)

5

Да, ввалиться вот так вот в чужую комнату без приглашения и даже без стука, по меньшей мере, неприлично. Да, это перечеркивает все моральные и этические нормы, особенно, если после этого еще усесться на чужую кровать.  Да, Мираэль обо всем этом очень и очень хорошо знала. И, нет, она не чувствовала ни капли вины, ее не грызла совесть, и она ничуточки не раскаивалась в содеянном грубом вторжении в личное пространство Эйсенфракса МакЛауда, принца Тибероанского. Не то что бы девушке было плевать на своего друга, вернее, ей было совсем на него не плевать, и все-таки... все-таки ей было чертовски весело наблюдать те гримасы, которые Эйс умудряется строить, когда чем-то рассержен или раздосадован. А в удовольствии довести мага, как минимум, до нервного срыва, мечница тем более не могла себе отказать. Прямо скажем, в отместку за все его грехи вольные и невольные...
- За каким фрэллом тебе тогда Эйр, если ты просишь помощи у меня?
- О, и я тоже очень рада тебя видеть! - незамедлительно сообщила Мираэль, невинно похлопав трогательно длинными ресницами, как только увидела выражение лица Эйсенфракса, с которого уже можно было писать картину,
- Почем я знаю, где оно ходит? Я его на поводке не держу - он в полнолуние на воле бегает,
"Ой-ой, мне кажется или он сердится сильнее обычного?"
В действительности, Мираэль, пожалуй, даже удивилась такой реакции на свой, казалось бы, вполне обоснованный и логичный вопрос. Кому, как ни МакЛауду было прекрасно известно, что девушка вот уже год испытывает к Эйру, прямо скажем, совсем недружескую симпатию. В прочем, мужчины... что с них можно взять, кроме денег (особенно, если мужчина - принц целой страны)?
- Хм, ну прости, что задаю тебе очевидные вопросы! - незамедлительно вспылила мечница, демонстративно закинув ногу на ногу - Знаю я, что на поводке не держишь. Только сдается мне, что держишь на кое-чем другом... - добавила она с ухмылкой, хоть и покраснев.
Нет-нет, она вовсе не ревновала своего лучшего друга к его другу... ну, или почти не ревновала. Немного обидно было, что Эйс приводит с Эйром куда больше времени, чем она. Еще обиднее было, что Эйс проводит времени больше с Эйром, чем с ней. Чертов гуляка и бабник. Нет, что бы хоть раз спросить, нужна ли помощь, так нет же, гиппогриф его растопчи. Мираэль демонстративно фыркнула, подобрав со свих колен клочок пергамента, на котором Эйс, несколькими минутами ранее, вырисовывал что-то мудреное. Зато, подняв листок на уровень глаз, мечница разобрала явное изображение дракона. на разглядывала рисунок с явным ощущением печали - эти сильные и могучие существа необыкновенной красоты с детства будоражили ее воображение, она столько мечтала увидеть одного из них хотя бы мельком... а этот напыщенный мальчишка сидит и делает на драконов оскорбительные непрофессиональные почеркушки. Мираэль поморщилась и отложила пергамент в сторону, поборов острое желание смять этот листок и засунуть его парню в одно место, да-да, в самое, что ни есть заднее; ему бы понравилось.
- Ну так... Зачем пришла?
- Своевременный вопрос, остряк. За помощью.
- Нервная трясучка, дааа? - от этого издевательского тона у Мираэль пробежали по коже нервные мурашки, желание вернуться к идее с пергаментом стало еще более непреодолимым, даже почти необходимым,
- а я не аптечка, травок да настоев не дрежу, звиняй!
- А-ха-ха. Не звиню - я тебе не колокольчик, - огрызнулась девушка, бросив на Эйса уничтожительный взгляд - Я и так знаю, что ты вселенская задница, так что можешь не стараться это мне сейчас доказать. Я пришла за помощью и ты мне ее окажешь, потому что из-за тебя мне приходится эту помощь просить... - Рыжая на секунду задумалась, поймет ли Эйсенфракс сию заковыристую фразу и, решив, что для него она слишком сложна, упростила ее до последнего - Короче, ты сам в всем виноват, потому что ты напыщенный, самовлюбленный мальчишка... - да, так определенно понятнее и проще.
- А не слишком ли категорично? - поинтересовался Сеннар, в голосе которого был слышен определенный укор,
"Нет, не слишком, это по милости его папаши я разгребаю завалы его непристойного поведения!"
- Тогда при чем тут задница?
"Какая задница? Ладно, позже, у меня дела..."
- Помоги мне подготовиться к завтрашнему экзамену, - это не слишком походило на просьбу, в прочем, за нее Мираэль эту фразу выдать и не пыталась - По милости твоего папочки я вынуждена бегать за тобой всюду и прикрывать твои тылы и разгребать завалы твоего "непристойного поведения" (сказано было Его Величеством Королем Тибероанским), а я как-то не особо мечу в твои личные слуги, и все равно не успела подготовиться к экзаменам. Так что видишь, в этом есть и твоя вина.
Мираэль как бы и не врала и не преувеличивала, поскольку Король действительно поручил ей собственного сына, посчитав, что тот встанет под уздцы хотя бы под женским началом. В замен Его Величество гарантировал девушке поступление в Тибероанский Университет Магии. От такого предложение Мираэль не могла отказаться, хотя и скрипела при этом зубами - теперь все шишки за "веселье" Принца должны были доставаться в первую очередь ей. Кто знает, что делало мечницу в глазах Короля столь доверенным лицом (хотя Мира подозревала, что это ни что инок, как отчаяние), но негласный договор был зключен. И, видимо, Кроль считал, что служить его сыну - это истинное удовольствие, которое для Мираэль, на деле, оказалось довольно сомнительным. Охранять Эйсенфракса - не приснилось бы ей ранее и в кошмаре, ибо кто знает, что может случиться с парнем гуляющим ночи напролет. И вот Мираэль частенько приходилось "гулять" вместе с ним, естественно, если ей удавалось выловить его непосредственно перед побегом... ну, в принципе, она особенно и не старалась никогда...

6

А вот принца трогательные ресницы Мираэль как то не очень трогали... Совсем не трогали, если честно. Он вообще считал, что у нее откровенно плохо получались такие штуки. Кстати, Эйра они тоже не троглаи, хотя Мира периодически именно ради него являлась в их скромную "комнату в общаге" под разнообразными предлогами (хорошо хоть не соль просить или перец...), что, если честно Эйса... Раздражало? Да. И даже порой бесило. Он даже не знал, что его бесило больше - пофигистичное отношение к этому его друга, уже несколько месяцев (!) встречавшегося с однокурсницей или то, что при этом к самому Эйсенфраксу отношение было такое, что он либо эйров хвост (неудобно, но мириться приходится, так как избавиться нельзя), либо эйрова сумка, с которой он ходит на занятия (если почти перманетно, но обращать внимания как то и не имеет смысла), а все это очень терроризировало самолюбие принца, пробуждало вполне оправданную дружескую ревность (причем, к обоим объектам), ну и наконец приводило в абсолютно подростоковую растерянность. И вот опять она в ту степь!
- Пффф... У тебя девичья память? Сколько тебе еще раз повторить, что между нами давно ничего нет? Если тебя так гложет ревность, выскажи мне это напрямую, я окажу тебе моральную помощь, - Эйсенфракс просто не мог не съехидничать. Это был едиснтвенный положительный момент во всем этом - Мира, похоже, действительно слегка ревновала и тоже выбешивалась оттого, что Эйр совсем не рассматривает ее как объект влечения (кстати, даже странно, почему... надо спросить...)
- Что-что, я не ослышался? - Эйс показал девушке язык и кинул в нее скомканным письмом, сногсшибательно пахнущим тошнотворно-приторными духами. - Я виноват в том, что ты не успеваешь учиться? Не смеши меня, детка, ты просто ищещшь оправдание своей неуспеваемости! - еще один перманетный повод поиграть на нервах подруги, причем даже отчасти справедливый, так как иногда Мираэль откровенно забивала на занятия, чтобы либо потусоваться с ними, либо просто заняться своими, более интересными и легкими для себя делами. Ладно, впрочем, пора прикрывать этот обмен колкостями и переходить к делуЮ, если уж он все ранво не планирует сегодня спать. Тираду о том, кто, кому и что поручил делать король он благосклонно пропустил мимо ушей, показав ей знак объезда через ле, где ежики живут, откуда та точно не вернется еще долго
- Так чем тебе помочь-то? А главное - в чем? - принц стер с лица ухмылку и вперил неожиданно донельзя внимательный взгляд в рыжую девушку, все еще бесцеремонно восседающую на чужой кровати

7

Эйсенфракс оказался скуп на диалоги, что Мираэль, честно признаться, раздосадовало, поскольку она привыкла к куда более бурным обсуждениям личностей друг друга. Вероятно, у принца было не шибко хорошее настроение для откровенно-"дружеской" беседы, либо... либо он заболел, при чем серьезно и неизлечимо, даже смертельно. А еще МагЛауд, кажется, злился, в самом деле злился. Странно, а почему... или на что?
- Пффф... У тебя девичья память? Сколько тебе еще раз повторить, что между нами давно ничего нет? Если тебя так гложет ревность, выскажи мне это напрямую, я окажу тебе моральную помощь, - он решил, что съязвил ловко и остроумно,
И в первые несколько мгновений, Мираэль действительно ощутила необходимость встать с кровати, проделать неблизкий путь до мага, что бы уже наконец засунуть ему в одно место несчастную исчирканную бумажонку, которая до сих пор одиноко томилась где-то в сторонке, в ожидании своего звездного часа. Тем не менее, что-то заставило мечницу передумать, наверное, этим "что-то" было ясное осознание, что с такими темпами "подготовки к экзамену" на второй курс обучения перейти не удастся. Пришлось тихо скрипеть зубами, изображая из себя полную, или хотя бы частичную, невинность. Театральным жестом руки отгладив складки на штанах, девушка смущенно улыбнулась; трудно было понять, искренняя то улыбка или очередной до крайности реалистичный фальшь...
- Действительно, кажется, я ревную... - задумчиво проговорила Рыжая, закусив губу - Да, умираю от ревности! - через несколько секунд заключила она с уверенностью, даже не упомянув, кого именно и к кому - Что ты там говорил про моральную помощь?
- У кого-то совсем поехала крыша на фоне предэкзаменационного стресса? - ехидно поинтересовался Сеннер,
"Крыша у меня поехала еще тогда, когда я начала разговаривать с голосом у себя в голове..."
- Что-что, я не ослышался?
- У кого-то девичья память, а кто-то просто глухой... - умозаключила Мираэль, за что тут же получила скомканным пергаментом по коленке, и сморщилась от едкого запаха парфюма - Боги, что за отвратительная вонь?! - сама мечница никогда не пользовалась духами, считая это вульгарной и глупой попыткой скрыть собственный запах - бесполезно, а главное, чрезвычайно дорого.
- Я виноват в том, что ты не успеваешь учиться? Не смеши меня, детка, ты просто ищешь оправдание своей неуспеваемости!
Но девушка принца не слушала, потому что уже успела развернуть пахучий листок и прочитать из него пару строк. Естественно, что они ей очень не понравились - а) писала девушка, б) писала какую-то тошнотворную романтическую чушь, и самое главное - в) все это писала она Эйру, которого, к тому же, называла "своим"! От такой наглости Мира даже забыла, как дышать и говорить, она только остро ощущала, как душит ее дикая ревность, что было, по крайней мере, странно. Рыжая всегда знала, что у Эйра было много девушек, тем более, что Эйсенфракс не упускал момента ей об этом напомнить,, но почему-то мысли о том, что ее предмет обожания встречается с кем-то были куда менее болезненными, чем подтверждение их на деле.
"Вот черт!"
- Кажется кто-то очень сильно на кого-то разозлился?
"Заглохни!"

- Так чем тебе помочь-то? А главное - в чем?
"А он, как ни в чем не бывало! Ээээййййс... он это специально мне кинул, говнюк!"
- Не будь так категорична, не думаю, что...
"Вот и не думай",
- Мираэль, чт за детский сад, а...
"Так, вдох-выдох, вдох-выдох..."

- Да... помощь... - рассеянно пробормотала девушка, изо всех сил пытаясь собраться и выкинуть из головы дурацкое любовное послание - В чем? Во всем! Самое главное - в практике, теорию я по любому не выучу за ночь... - Мираэль никогда не отличалась хорошей памятью, особенно на те вещи, которые помнить не хотела - Хотя... Знаешь, если я не сдам, то это будет тоже неплохо - меня выгонят из Университета, и я ничем не буду обязана Его Величеству - твоему отцу, мне не нужно будет быть твоей тенью и я, наконец, смогу уехать из Гео...
"... что бы найти Дженну... и отца... и свой дом..."
- Ты еще хотела стать Рыцарем и воином... - услужливо напомнил Сеннар,
"Да, и это тоже..."
- Орлиное Гнездо... я тебе о нем рассказывал...
"Да..."

8

Реакция на бумажку Мираэль была вполне ожидаемой - она у всех адыкватных людей такая на эту глупость.
- Они все здесь так воняют и каждое по разному... - Эйсенфракс даже продемонстрировал это, подняв за уголок еще одно письмо, будто старую грязную тряпку, возбудив в улегшейся куче новый поток миазмов и, в итоге, закашлявшись, сгреб всю кучу в охапку, отворил окошко, откуда тут же пахнуло тянущей прохладой, и выбросил все куски пергамента в ночь. Правда, два настырных письма на сквозняках вернулись обратно и приземлились где-то в комнате, но Эйс уже не обращал на них внимания
- Надоели хуже горькой редьки... - принц тяжело взохнул и завалился на соседнюю с той, на которой сидела Мира, кровать, собственно, принадлежащую ему. Действительно, это все уже начинало утомлять. Неужели нельзя понять, что он сам в состоянии выбрать кого-то, кто ему по душе для секса на одну ночь или для продолжительных отношений? Люди такие странные и такие собственники, что петля покажется просторной по сравнению с их интересом к своей персоне. Хотелось фыркнуть как конь или ежик и задумчиво отвернуться от света и просто полежать в тишине в присуствии Мираэль, чтобы оставалось хоть небольшая связь с реальностью, чтобы вернуться и не улететь дальше обычного... Ах да, Мираэль...
- А моральную помощь я тебе могу оказать. Вот слушай, - он набрал полную грудь воздуха, демонтрируя желание произнести долгую пламенную речь, но быстро сдулся, лукаво глянув на рыжую. - Все эти прохвосты недостойны твоего внимания
Краем глаза парень заметил, что Мира развернула злосчатный вонючий пергамент и в ее глазах пробежало недовольство (или это просто отблески все такой же тусклой свечи?)
- Между прочим, нехорошо читать чужие письма...
"Интересно, кому из нас оно было адресовано? Хотя, впрочем, итак ясно... Вот же наивная. Как я"
- Практика так практика... - хотелось по-детстки показать язык валявшимся в углу учебникам, но Эйсенфракс сдержался. - Между прочим, есть тысяча и один способ, чтобы тебя выперли из Университета - обращайся. Давай, рассказывай, ему тебя учить-то?
Вообще, Эйс был не очень уверен в своих способностях быть учителем, но попробовать стоило. В конце концов, Мираэль умная девушка, должна будет все схватывать на лету... Он надеялся на это очень искренне, потому что очень, очень и очень не хотел поссориться в пух и прах
"Эй, почему не хочу-то? Она же надзиратель! Подождите!"

9

Все это начинало напоминать какую-то детскую, но до жути мудреную игру, в которую Мираэль не играла даже будучи ребенком. Такая игра, в простонародий, называется "Театр одного актера", штука обидная и абсолютно бесполезная. Девушка скучающе откинулась на кровать и уставилась в потолок. Эйсенфракс не желал спорить и это удручало, все-таки с ним мечница привыкла общаться именно так - шутя, а серьезно... серьезно, почему-то, никак не получалось. Может от того, что характеры были похожи, а может напротив, потому что слишком разные. Трудная эта штука - общение и дружба. Сейчас казалось, что с Дженной было куда легче...
"Мне иногда даже страшно подумать... Дженна... Жив ли он еще?"
- Если страшно - не думай, он жив, вот увидишь. Мы его найдем, и ты сможешь ему хорошенько навалять, как и хотела,
"Да... Да, Сеннар, ты прав, он не мог умереть... не мог..."

Краем уха девушка услышала обрывки последней фразы Эйса, он говорил что-то про редьку, непременно горькую. В памяти тут же всплыли картины из детства, кажущегося теперь таким далеким. Небольшие домики и узкие улочки родной деревни, огороды, засаженные этой самой редькой, копани с прогретой на солнце дождевой водой... Все это было так ярко и живо, что показалось, на миг, совсем реальным, таким, что протянув руку, можно было коснуться белой фасадной стены или спелого фрукта на прилавке. Дети, бегающие меж грядок, и среди них Мираэль отчетливо различала маленькую, худощавую девочку с огненно-рыжими волосами, в порванной одежде и измазанную сажей... так странно и одновременно волнительно было наблюдать за собой со стороны. Откуда все это?
- А моральную помощь я тебе могу оказать. Вот слушай,
Неожиданно произнесенная фраза резко вывела девушку из оцепенения. Она моргнула, перед глазами снова был идеально ровный потолок чужой комнаты, а за окном все еще стояла густая темень. Мира тяжело выдохнула и снова приняла сидячее положение,
- Да... я тоже не люблю горькую редьку... - невпопад, рассеянно пробормотала она, задумчиво глядя куда-то в только ей известную точку, потребовалось еще несколько мгновений, что бы осознать, что, собственно, происходит - А, да... Я слушаю, что ты говорил?
- Все эти прохвосты недостойны твоего внимания,
Мираэль как-то слабо верилось, что Эйсенфракс говорит искренне, в конце-концов, о ней юноша был, как помнится, совсем не лестного мнения, во всяком случае, о ней, как о  девушке... как друг, полагалось, она принца вполне устраивала. Мечница, успевшая придти в себя, громко хмыкнула,
- Спасибо, я знаю. И... думаю, что буду сама решать, кто меня достоин, а кто нет.
- Между прочим, есть тысяча и один способ, чтобы тебя выперли из Университета - обращайся
- Я понимаю, родной, что тебе лишь бы избавиться поскорей от моего общества. Поверь, я тоже этого очень жажду, но увы и ах - я намерена закончить обучение, - честно соврала Рыжая - Потерпи еще два года. А начнем, собственно, вот с чего, о, Учитель... С защитных заклятий, ибо вместо этого урока я прикрывала, как раз, твои тылы. - параллельно с вещанием, девушка доставала из сумки книги и свитки пергамента...

10

- Если бы ты еще умела решать правильно, - принц к тому времени, как Мираэль закончила тираду, неслышно встал со своей кровати и теперь нависал над девушкой, загораживая ее от света, бросаемого неверным пламенем. А ведь правда... Пожалуй в Университете никто не отличался таким количеством дурацких спонтанных решений на голову, как Эйсенфракс и Мираэль. То ли с кем поведешься, от того и набрешься, то ли общая болезнь, названная синдромом неудачника, то ли они оба просто не разбирались в людях, решениях и ситуации вокруг себя - это одним богам известно. Факт же при этом оставался фактом. Единственное, что принц не знал, это отношение сокурсников и остальных к Мираэль (и, к сожалению, испытывал при этом множественное положительное отношение к себе, сносившее волной самолюбия в мозгу и волной "фанаток", кучкующихся всегда где то рядом и готовых в любую секунду поглотить мозг без остатка, заманивая сексом без обязательств и незаконной, а от того более вкусной выпивкой по вечерам)
- Если бы я хотел избавиться от твоего общества, я бы это уже сделал, - снова смешок и ухмылка. Прямо таки вошедшая в привычку бравада, подкрепленная реальностью или нет - не важно. Главное, чтобы была. - А вот от общества УМа - с удовольствием избавлюсь в скором времени... - эта заманчивая мысль посетила принца еще в самом начале обучения, даже несмотря на то, что он сам добровольно пошел в Университет. Пока он не сделал этого лишь потому, что считал, что магия ему пригодится не меньше, чем рапира или его драгоценная лорга, да и возможности по настоящему удрать, испариться, раствориться в ночи на тракте и больше не вернуться во дворец пока не было, а это было обязательным условием для принца при разрыве этой, несомненно, очень важной связи с Гео и его обитателями, а потому Эйсенфракс ждал... И даже в процессе ожидания приступил к решению текущего адания на ночь
- А что там учить-то? Главное, что тебе надо знать, как и во всех других заклятиях, что играть надо губами, а не задницей, только если у тебя губы не на ней, - последние слова прозвучали с ноткой сомнени я и ехидства хотя бы потому, что по мнению Эйса, руки Миры уж точно были локализованны где-то там, неподалеку, и по идее должны обязывать штаны обзавестись парой рукавов
- Вообщем... Начинай играть. Без силы, просто сыграй что-нибудь, - принц снова внимательно уставился на девушку. - И если можно, что-нибудь веселое и без фальши

11

- Если бы ты еще умела решать правильно,
Девушка вызывающе фыркнула. Она искренне считала, что отлично разбирается в людях, что достаточно с ними осторожна и предусмотрительна. Если уж на то пошло, Мираэль действительно была крайне недоверчива и почти параноидльно подозрительна, эта патология выработалась у нее на почве одиночного и довольно долгосрочного существования и, главным образом, с легкой подачи Дженны, мотива которого мечница до сих пор не знала. Все это время блондин не давал о себе знать, поэтому считался злостным предателем, поскольку решился на такое откровенное кидалово. Так или иначе, а на комментарий принца Мира ничего не ответила, только картинно закатила глаза, когда тот, потеряв страх, навис над ней, загораживая свет...
- Если бы я хотел избавиться от твоего общества, я бы это уже сделал,
- Так-так, а с этого места поподробней... - оживилась Мираэль - Я еще не достала тебя своим присутствием? - она лукаво улыбнулась, поднявшись с кровати - Вы удивляете меня все больше и больше, Ваше Высочество... Хм, или это я теряю сноровку... - изобразив на лице гримасу мучительных раздумий, мечница обошла вокруг рыжеволосого мага и облокотилась на край заваленного пергаментом письменного стола, сложив руки на груди - Нет, наверное, все-таки, времена уже не те и принцип "заколебать мужчину за 365 дней" не действует... - с деланой досадой в голосе умозаключила она.
Они считали друг друга друзьями. Мираэль сама не помнила, да и не понимала, как так вышло, просто это уже был неопровержимый факт. Иногда принц мог быть невыносимым, надоедливым, наглым, и все это до такой степени, что хотелось его, как минимум, придушить, но, все-таки, ему можно было доверять, и мечница это знала. Рыжий вздорный мальчишка напоминал ей не только Дженну, но и себя саму в том далеком прошлом, о котором сейчас было невыносимо больно вспоминать. И, о чем тут говорить, Мира никогда не пыталась избавиться от Эйсенфракса, сколько бы не утверждала обратное. Она, банально, любила с ним спорить, вот и все.
- А вот от общества УМа - с удовольствием избавлюсь в скором времени...
На секунду выражение лица девушки изменилось, оно стало непроницаемо-серьезным и сосредоточенным. В каждой шутке есть доля правды, а та, которая содержалась в этих словах, Мираэль определенно не понравилась. В прочем, через секунду она уже привычно ухмылялась, глядя, почему-то, в окно, за которым все еще властвовала густая ночная темнота.
- А что там учить-то? Главное, что тебе надо знать, как и во всех других заклятиях, что играть надо губами, а не задницей, только если у тебя губы не на ней, - очень остроумно заметил Эйс, на что мечница звонко хохотнула,
- Нет, родной, губы у меня расположены, как раз, там, где надо. Хочешь проверить или поверишь на слово? - язвительно осведомилась рыжая, тряхнув головой.
Принц, очевидно, считал Мираэль неким мутантом, потому, что всегда утверждал, что руки у девушки растут непременно из задницы... а теперь еще и губа; ну, прямо склад какой-то, а не задница. Как же все-таки, иногда хотелось показать принцу как растущие из задницы руки управляются с мечем... но всегда Миру останавливала одна мысль - потом, когда еды будет не хватать.
- Вообщем... Начинай играть. Без силы, просто сыграй что-нибудь,
- И если можно, что-нибудь веселое и без фальши
"Ишак, какая фальшь?! Я с детства играю на флейте!"
- Год уже, можно сказать, годовщина, а ты все никак не можешь привыкнуть к его подначкам...
"Годовщина только у свадьбы... или у покойников тоже годовщина, а тут просто - уйма бесполезно потраченного времени!"

- Ладно, умник, сам напросился, подай мне сумку...

12

- Кто еще кого достал, - Эйсенфракс недоверчиво хмыкнул. Как это ни странно, принц был прекрасно соведомлен о своем скверном характере и ни на секунду никогда в жизни не отрекался от всех тех слов, какими его называли когда-то. Сволочь, изменник, ехидна, эгоист, бездушный и много чего еще - все это было и не раз, ведь никогда не знаешь, когда жизнь заставит взбрыкнуть, как злой иноходец, чтобы выжить или чтобы жили те, кто тебе дорог. Однако, Эйсенфракса это извращенно радовало, как и то, что он периодически раздражает Мираэль тем, что порой напоминает ее же собственное отражение, и точно также принца извращенно радовало то, что она-то его не раздражает абсолютно и то, что он никогда-никогда в своей длинной или короткой жизни девушке этого не скажет. Просто потому, что это будет неправильно и подозрительно похоже на самую неприкрытую и гнусную ложь.
О их странных взаимоотношениях вообще можно говорить долго, потому что Эйс давно запутался и для начала ему придется в своем рассказе распутать их для себя, а уж потом для слушателя, но все равно никто никогда не услышит подобного рассказа (еще чего! трепаться - это дело девчонок!) Зато все, что окружающим надо знать, они увидят.
- Нет, родной, губы у меня расположены, как раз, там, где надо. Хочешь проверить или поверишь на слово?
- Нет, я, конечно, не против тебя поцеловать, но ты обидишься и меня стукнешь... С другой стороны, второе не страшно - давай проверю! - принц нахально ухмыльнулся, делая вид, что действительно пытается поцеловать девушку, но на пол пути остановился - его скосил приступ хохота. Кажется, эту шутку он подцепил от Эйра, любителя поиздеваться над поклонницами и поклонниками, которые ему не особо нравились. Впрочем, если уж на то пошло, понацеплял он целый багаж, разве что только никогда ничего из этого багажа не сваливал на голову Мираэль, так что Эйсенфракс мог себя поздравить - это был первый раз
"Ей-богу, почти как девственность потерять" - если бы мозг умел бы смеяться в голове над потаенными мыслишками, черепу принца сейчас было бы очень щекотно от смеховой трясучки.
Дабы еще раз не заржать, Эйсенфракс нагнулся за сумкой, всучивая ее девушке
- Доставай свое добро, - оставив Миру "доставать добро", парень вернулся к небольшому столику с книжками и взял оттуда свою окарину. - Силенцио! - флейта издала несколько нот старой песни островов Ойл. Пространство вокруг единстенной горящей (точнее, все еще догорающей) свечи наполнилось кислородом и огонек вспыхнул в два раза сильнее. Эйсенфракс опустил окарину и зажег стоящую рядом еще одну тослтую свечку - его начинал смущать интимный полурак и ходящие ходуном по комнате тени от предметов

13

А Мираэль даже не догадывалась о том, что Эйсенфракса не колышат все ее настойчивые попытки довести его, ну, хотя бы, до нервного тика. Принц, оказывается, имел отличные актерские данные и мастерски притворялся обиженным, раздосадованным, разгневанным и так далее по прямому списку проявления негативных эмоций. Кто знает, возможно, симулировать эти чувства было гораздо легче, чем кое-какие другие, но все же... надо иметь хоть какую-то долю совести. И бесконечно, жаль, что мечница знать не знала об обмане, иначе обязательно перешла бы к более эффективному запасному плану - убеждению в своей невыносимости с применением физической и магической силы, благо первой всегда хватало. Совесть бы ее не мучила, нет, потому что на оскорбленное "за что?" всегда можно ответить, что "просто... любя". Уж очень нравилась Мире замечательная старая поговорка - "кого люблю - того убью", солидно звучит, и в принципе, несгибаемая правда - "мы то всего вернее губим, что сердцу нашему милей". Так, о чем бишь мы... Так вот, девушка наивно продолжала верить в то, что Эйсенфраксу хоть иногда бывает крайне некомфортно в ее обществе...
- Кто еще кого достал, - буркнул, между тем, принц, к сожалению или к счастью, недостаточно тихо, что бы рыжая пропустила эту фразу мимо своих ушей;
- Ты меня достал, - согласилась она мило улыбнувшись - Но это не тема сегодняшней беседы, если хочешь, вернемся к ней когда меня вышвырнут из Университета.
- Нет, я, конечно, не против тебя поцеловать, но ты обидишься и меня стукнешь... С другой стороны, второе не страшно - давай проверю! - ей показалось или в этих словах действительно было доля угрозы?
Он старался быть ужасающе правдоподобным в своих действиях, когда приблизился к Мираэль почти вплотную. Она даже могла поверить в его намерения... ели бы не знала его так хорошо, как теперь. Бледные губы изогнулись в язвительной усмешке, девушка не двинулась с места, хотя нельзя сказать, что она была расслаблена. По какой-то странной причине, тело, без ведома хозяйки, нервно напряглось, в прочем, настолько слегка, что заметить было невозможно, даже для самой Мираэль это было слишком незначительное и смутное ощущение. Она продолжала в упор смотреть на Эйсенфракса, который все же не удержался и заржал. Что ж, мечница тоже хохотнула вполне искренне. Нет, она не была в курсе на счет всех этих глупых приемчиков, которые Эйс и Эйр использовали на свих подружках, и тем не менее, осознавала, что комичность ситуации логически показывала ее несерьезность. Почему-то Мираэль была искренне уверена, что если в подобном жесте было бы хоть толика серьезности, то рыжеволосый юноша вел бы себя сто раз иначе, а главное, не был бы похож на такого самодовольного осла, как в данный момент. Поэтому ничто из произошедшего и происходящего не вызывало у нее ни волнений, ни подозрений, ни чего-либо еще.
- Ладно, шут гороховый, развлеклись и хватит... - уже более серьезно одернула она друга, принимая из его рук свою многострадальную сумку, и совершенно не обращая внимания на дальнейшие действия молодого человека - А вот и мое добро! - радостно сообщила рыжая, извлекая на свет флейту необычайно хрупкой конструкции, идеально гладкую и длинную с ровным рядом духовых отверстий, скованную в нескольких местах металлическими кольцами; она несколько секунд вертела флейту в руках, осторожно пропуская эбеновый корпус меж тонких пальцев - Силенцио, - предусмотрительно сказала Мираэль, и только теперь, набрав полные легкие воздуха, поднесла инструмент к губам.
Флейта немедленно откликнулась на манипуляции и на прикосновения мягким, почти благодарным, тихим звучанием. Мираэль хотела сыграть что-то веселое, как и просил Эйсенфракс, но вышло что-то совсем другое. Музыкальный инструмент будто ожил и воспротивился резким звукам, воспроизводя только нежные и глухой полушепот. Многие говорили, что волшебные инструменты исключительно всегда солидарны с душой хозяина, поэтому, во время игры маг открыт для мира. Инструмент нельзя обмануть, он играет музыку души, истинную музыку, а не то, что пытается показать человек, он выворачивает наизнанку все, включая сознание. И мелодия Мираэль плыла медленно, печально, закручиваясь вокруг девушки в тугой полупрозрачный шар, который медленно, но верно начал приобретать зеркальный отблеск...
Флейту она получила от отца перед тем, как покинуть деревню, он сказал, что сделал инструмент специально для нее, что это лучшая его работа... и тонкая, изящная флейта действительно оказалось ярким выражением индивидуальности хрупкой, но смодостаточной и самостоятельно девушки, более того, она "срослась" с человеческой хрупкой душой. Мира чувствовала на флейте руки отца, ощущала его присутствие. Сначала это радовало, напоминало о скорой встрече, а теперь было тяжело и больно держать инструмент в руках, сжимать тонкий корпус, сделанный бесконечно дорогим человеком, увидеть которого, возможно, больше никогда не случится...

14

Вопрос дня - дорверяет или нет? Скорее да, чем нет. А было бы проще, если бы наоборот... И почему эта гадкая мыслишка всплыла в такой уединенный и, по идее, уютный момент, как подготовка друзей к экзамену? Может, потому что это самое "ты меня достал" было слишком... Неправдоподобным. Нет, оно конечно значило то, что значило, но совершенно по другому, просто потому, что друзья достают совершенно по другому. Неприятно дернуло ту часть, которая в простонародье звалась душой. Сколько не проходило бы времени, пока Эйсенфракс будет возвращаться во дворец так или иначе, он будет переживать за тех немногих друзей, что по настоящему к нему привязаны. Когда же, когда он исчезнет хотя бы ненадолго отсюда?
"Прочь навязчивая идея! Изыйди!" - принц подавил естественное желание попробовать вытрясти мысли через ухо
- Но это не тема сегодняшней беседы, если хочешь, вернемся к ней когда меня вышвырнут из Университета
- Не вышвырнут, можешь быть уверена, - можно снова быть наглым и снова говорить так, будто все что ты говоришь - это само собой разумеющиеся вещи и будто бы иначе в этом мире и быть не может. Свечка податливо увеличила напор пламени и ей вторила, повинуясь пальцам, вторая, покуда Мираэль готовила инструменты. За спиной поплыла тихая грустная мелодия, ставшая еще более тихой благодаря "силенцио" - Эйсенфракс ее сначала почувствовал кожей и внутренностями и только потом по настоящему услышал - барьер, установленный им на комнату, итак достаточно хорошо гасил звук. Мелодия вместе с миром плыла сквозь голову, наполняла вены и артерии. Принцу всегда нравились грустные мелодии в исполнении Мираэль, но он снова и снова просил ее сыграть что-либо веселое просто потому... Просто потому, что ему самому было грустно видеть печаль девушки, а он знал, в чем она заключается. Инструмент, прекрасная, тонкая работа, и он же - потерянный возможно навсегда ближайший человек, осколок, засевший в сердце. Эйс подвинул кресло, развернув его к Мире и плюхнулся в него, наблюдая, как вокргу подруги начинает разворачиваться барьер
- Так у тебя же получается начало - самая большая работа проделана, - он улыбнулся, пытаясь запомнить узор потоков силы поля. - Только он слабый. Вливай в него медленно побольше силы как будто воду наливаешь, пока он невидимым не станет, - вообще, это было необязательным, но... Пусть лучше умеет - и оценка будет повыше и пригодится больше, нежели чем дура, нависающая куполом над бедовой головой. Сам принц тоже поднес окарину к губам, тихонько наигрывая замедленный и менее частый вариант мелодии Миры, пуская медленную, ползущую как змея, но не тем не менее острую, струйку воздуха, призванную атаковать барьер девушки. Ведь только ударив по щиту можно проверить его прочность, не так ли?
Внутренности завибрировали в приятном тремоло, как только мелодии двух различных по звуку, но сходных по сути инструментов слились в единую органичную мелодию, притерлись друг к другу. Звуки ласкали слух, а магия изве - разум и будоражила самые теплые, приятные чувства. Наверное только ради того, чтобы это почувствовать, стоило быть магом. Эйс чувствовал себя таким умиротворенным и расслабленным, будто губы играли за него сами, без его участия, а он мог всласть послушть и понаблюдать. Воздушная "змея" тем временем уже возвела свою гипотетическую "голову" над полом, готовясь атаковать, как надеялся, но не видел Эйсенфракс, уже прозрачную сферу щита

15

Волшебная музыка медленно, но верно заполняла собой все окружающее пространство, тем не менее не выходя за границы поставленного Эйсенфраксом "купола" глушения. И в небольшой полупустой комнате ничто не мешало мягкому, волнующему шепоту флейты разливаться по жилам вместе с кровью, делая последнюю особенно горячей. Даже пламя нескольких, зажженных принцем, свечей, казалось, мерцает и дрожит в такт тихим и ритмичным звуковым волнам. Мираэль более не видела ничего, кроме горько-сладких картин из прошлого, смазанных и неясных, но от этого не менее драгоценных коротких моментов, которые успела запечатлеть ее память. Девушка прикрыла глаза и расслабилась, позволяя флейте стать хозяйкой положения, и та, словно почувствовав это, зазвучала громче и пронзительнее, будто навзрыд - может быть, ей нравилось отчаяние, нравилась безысходная печаль человеческой души, которую так приятно и легко было преобразовывать в тонкую, прозрачную мелодию...
- Так у тебя же получается начало - самая большая работа проделана, - голос мага раздался неожиданно, но и он казался сейчас бесконечно далеким, глухим и совершенно неважным, не имеющим смысла - Только он слабый. Вливай в него медленно побольше силы как будто воду наливаешь, пока он невидимым не станет, - а может наоборот, имеющий слишком большой смысл;
Мираэль не ответила, она только открыла глаза, что бы взглянуть на друга затуманенным взглядом. Кивнула. Втянула носом воздух, загоняя его глубоко в легкие, и... выдохнула, плавно и неспешно, что бы не сорвать флейту на безнравственный визг. Неожиданно  дрогнуло сердце, сбиваясь на неровный, рваный ритм - это завибрировал в руках тонкий музыкальный инструмент, когда к одинокому его звучанию присоединилась окарина Эйсенфракса. Вибрация была едва заметная, но девушка инстинктивно крепче сжала тонкими пальцами эбеновый корпус. Мелодии слились в одну, приятно будоража внутренности. Однако щит, образовавшийся вокруг мечницы, никак не желал становиться прозрачным, более того, он начал вздрагивать, пуская по тонкой поверхности рябь. Мира зажмурилась - что-то замкнуло, что-то ухнуло вниз…
"Ну давай же, давай... не мерцай, да что б тебя... ой, больно!"

16

Ого! Оказывается, их с Мираэль души или, если угодно, дорожки до мира чистейшей энергии и музыки, хорошо резонировали между собой! Мелодия не сбивалась, а лишь ненавязчиво обретала силу, инструменты не затмевали друг друга, но и не позволяли друг другу доминировать один над другим, идя в ногу, хоть и немного по разным нотам. Это ощущение уже добралось до тела по крайней мере Эйса, распространяя по крови тепло, а потом и жар, проходя через желудок и уже даже до самых кончиков пальцев ног. Наверное, именно такое явление и называется музыкантами - магами и немагами, - Гармонией, результатом стремления к совершенству. Но что? На высокой ноте музыкальный фон взрыднул и где-то в той стороне, где предположительно находилась Мира, оборвались нити, поддерживающие поступающую силу. Дикая, неприрученная магическая энергия хлынула рваными, неровными толчками, то больше, то меньше. Глаза принца расширились, а пальцы еще быстрее заскользили по флейте, отчаянно пытаясь заделать брешь, и это вполне бы удалось, если бы не угроза появления мелких, но многочисленных новых. Плавная мелодия двух инструментов, вальяжно разлегшеяся на несуществующем нотном стане, вдруг сомкнулась до одной струны, и та натянулась, грозя лопнуть и щелкнуть по носу незадачливого хозяина. Натяжение все сильнее, сильнее... Реальность возвращалась, купол вокруг Мираэль нервно подергивался в ряби помех и решительно хотел перестать быть реальным, несмотря на все усилия молодых людей. Эйсенфракс уже никак не мог ему помочь - костяк заклинания принадлежал Мираэль, он же мог только... Да в принципе, его участие особо то ничего и не делало сейчас в заклинании, пока не начали появляться дыры. "Струна" жалобно натянулась до конца и лопнула. Возможно, здесь должен был быть хлопок, но они его не слышали. Купол просто лопнул беззвучно как мыльный пузырь, оставив на руке девушки что-то сродни обычному ожогу - ожог магический. Это потревоженная магия напоследок за такое неумелое беспокойство отомстила музыканту и, гордо задрав гипотетическую голову, удалилось обратно в свой пласт измерения. Принц бессильно выпустил из рук окарину - та лишь жалобно и виновато повисла на цепочке на шее Эйса. Магия забрала на прощание еще и энергию мышц - Эйсенфракс почувствовал усталость.
- Мираэль, ты в порядке? - вполне лаконичный вопрос. Мало ли что это может быть помимо ожога? Магия - это такая вещь, которая может иметь просто таки огромнейший разрушительный потенциал. особенно когда даешь проникать "оттуда" магии, которая не подчиняется ни тебе, ни кому либо еще. Он то уж точно знал, после их неудачного опыта с Эйром, когда оба вынужденно слегли в итоге в лазарет. Кстати, о вынужденности... Мысленно принц потянулся к куполу защиты. Ничего, цел. А это значит, что пока их не найдут и пока не накажут, а может и позже тоже, если дальше все пойдет более гладко. Откуда то из-под своего матраса Эйсенфракс достал бинт и протянул его девушке вместе с кувшином холодной воды со стола.
- Должно помочь, если внутренних повреждений нет, - он вздохнул. - Зачем ты пропустила магию не твоей стихии? - он бы сам, если честно, не ответил бы на этот вопрос. Ему никогда не приходилось в деле магии особо бороться со своими эмоциями и воспоминаниями - они просто податливо ждали более подходящего момента. Видать, женщины устроены совершенно изящно... через неправильно

17

Всем тылом можно было почувствовать, как магия, необузданная и дикая, вздымается клубами, заполняя собой все свободное пространство - внутри щита и вне его. Полупрозрачный шар завибрировал и задрожал во много крат сильнее, посылая ощутимые энергетические вибрации, очевидно, служившие предостережением, предупреждением, на которое молодые маги не обратили внимания, упорно продолжая мучить теперь уже беспорядочно визжавшие инструменты. Флейта в руках Мираэль жалобно выла, словно умоляя хозяйку прекратить эту неожиданную пытку пытку. Музыкальный фон, как мозаика, начал рассыпаться на сотни невидимых мелких кусочков, которые собрать воедино было уже невозможно. Девушка начинала злиться, то ли на себя, то ли на отцовский подарок. Мысленно она кляла магию, во всех ее проявлениях, на чем свет стоит... до тех пор, пока невидимый курок не был нажат. Что-то снова щелкнуло и виски словно опалило огнем, потом то же самое с желудком, сердцем, с остальными внутренностями. Незначительная, но вся нарастающая, боль, волнами прокатывающаяся по телу... не повод ли задуматься?
"Что за хренатень происходит!?" - эта мысль была почти панической, но она ни коим образом не отразилась на лице мечницы, которое оставалось все таким же сосредоточенным, как и ранее - "Черт... почему так больно?"
- Прекрати играть! - неожиданно раздался командный голос Сеннара,
"Что?"
- Я сказал, остановись, - экс-блуждающий, кажется, был и взволнован и раздражен, но ни то, ни другое не колебало его уверенности - Убери флейту в сумку, немедленно!
"Сеннар, ты что, с ума со..."
- Делай, что я говорю, девчонка!
"Ты что себе позволяешь?!"

- БЫСТРО, я сказал! - рявкнул маг - Я потом объясню...
Девушка вздрогнула и уже собралась подчиниться "внутреннему голосу", но не успела. Хлопок, который, по идее, должен был бы заглушиться барьером, раздался с оглушительной громкостью, резанув по ушным перепонкам. Мираэль громко охнула и сжалась. А вот Эйсенфракс, судя по всему, а главное по его спокойному виду, вовсе не слышал шума, произведенного разрушением щита. Рыжая открыла глаза, вернее сначала один, а потом уже второй. Обнаружив себя живой в целой комнате, в комплекте с невредимым принцем, она облегченно выдохнула, тут же снова переключив внимание на Сеннара...
"Что это за фигня?"
Тишина.
"Сеннар, я спрашиваю, что происходит?"
Ни звука.
"Твою мать, Сеннар, ты обещал объяснить!"
И снова без ответа. И это заставило Мираэль испугаться, по-настоящему испугаться. Взглядом, полным паники, она начала озираться, будто надеясь в маленьком помещении найти неожиданно потерянного блуждающего, совершенно, при этом, не понимая, как неоднозначно она сейчас выглядит. Безрезультатно. Надо было включить логику - если она жива, то Сеннар по-прежнему живет в унисон с ее душой... стало быть эта зараза просто отмалчивается. Чертов маг...
- Мираэль, ты в порядке? - голос Эйса вывел девушку из ступора.
Она и не заметила ожогов на собственных руках - куда более ощутимой была раскаленная волна, прокатившаяся по всем ее внутренним органам. Только сейчас появилось жжение, что заставляло думать - если бы принц не обратил ее внимания на ожоги, то Мира бы их не заметила еще ооочень долго,
- Ты что, слепой? - неожиданно грубо, даже для себя, огрызнулась мечница - Конечно я НЕ в порядке! Что, черт, возьми это было...? - она спрашивала, хотя и понимала, что вразумительного ответа не услышит,
Рыжеволосый маг протянул Мираэль бинт, и она незамедлительно почувствовала себя виноватой. Да будет проклята гребаная совесть вместе с чувством вины. Потом ей вручили кувшин с водой, и девушка, смочив материю, быстро обмотала ею свои ладони. Жжение притупилось, но не исчезло...
- Должно помочь, если внутренних повреждений нет,
- Кхм... спасибо... - еле слышно буркнула Мира,
- Зачем ты пропустила магию не твоей стихии?
Она удивленно посмотрела на друга,
- Чт...??? Нет! Я ничего не впускала. Моя стихия огонь и я никакой другой и близко не было, я бы почувствовала! - звучало, как оправдание, но сейчас было все равно - Я уверена, что делала все правильно. Все шло хорошо я даже чувствовала резонанс наших душ... - эти слова почти смутили ее, но не настолько, что бы заставить замолчать - Все. Шло. Как. Надо. А потом... - а что потом? Как это называется и называется ли вообще? А если нет, то как это можно обозвать?
"Черт возьми, Сеннар, я не знаю, что сделаю, если ты не ответишь... я... я вообще не знаю, что делать..." - даже в этом она могла положиться только на блуждающего; все больше и больше она понимала, насколько значимыми они оказались друг для друга.

18

Вроде бы все было по старому, но... Если бы в глазах Мираэль не заметались очень неприятные темные тени, чьими именами были Паника, Растерянность, Потерянность в происходящем и... Испуг? Не очень-то это похоже на девушку, которую, судя по всему, неудачи в магии ввиду их количества давно не пугали. Что же тогда? Пожалуй ,ответ и сама мира сейчас не может дать. Зато из этого состояния ее выкинуло резко, как всегда обратившись в колкости. Это уже было не важно, да и помощь она приняла, а это значит шока нет. Это превосходно, это значит, что как минимум регулирующие системы тела целы.
- Откуда я знаю, что это было? Это как будто была магия... Ну просто магия. Без стихии и потому неконтролируемая... - или хотела казаться таковой или же была слишком сильна, чтобы быть похожей на саму себя - магия вообще дама странная. Куда ее понять каким-то двум бестолковым подросткам?
- Я тоже видел, что ты все делала правильно, потому не успел закрыть твою связь с инструментом - уже было слишком много силы, - принц почти реально ощутимо представил, как по незнанию на этом моменте перекрывает необузданный поток из нот и горячей энергии и как на месте общежития вздымается к надменным небесам Взрыв. Вот так, именно с большой буквы. и летят во все стороны ошметки всего, что было когда-то на этом месте, но им с Мираэль на пороге загробного мира уже все равно - от них и ребят из комнат в эпицетре взрыва даже ошметков не осталось... Эйс встряхнул головой, дабы страшное видение сгинуло без следа
- Все шло хорошо я даже чувствовала резонанс наших душ...
- Это ты о чем? А, об этом... - Эйсенфракс замялся. Было как-то очень неловко обсуждать это, потому что во-первых, он не так и много знал об этом явлении, у которого даже названия не было настоящего, только просто более менее подходящее слово, а во-вторых, то, что он знал, прогнозировало и намекало на такие вещи, в которые он просто отказывался поверить на данном этапе своей и без того насыщенной жизни. А еще он возблагодарил удачу - достаточно длинные волосы скрывали покрасневшие уши.
- Вообщем, это странно и выходит вообще за рамки законов магии... - а мыслительный процесс уже помчался вприпрыжку совершенно без команды хозяина, помчался прочесывать память, которая, будучи покладистой и не жадной, с удовольствием подкинула в голову принца пару воспоминаний, тут же перекочевавших на язык
- Я, кажется, уже слышал о таких случаях... Что-то подобное проиходило у третьекурсников Огня пару раз. Тогда еще кого-то в лазарет отправили... - наврерное, эта мысль прозвучала слишком странно и серьезно на фоне всех предыдущих, но инсайт есть инсайт - никогда не знаешь, когда он вклинится и повернет разговор совершенно в другое русло или собьет весь карточный домик из слов, заставив все начать сначала (а может быть уже и с другим собеседником)
- Ты можешь продолжать заниматься? - надо отвести разговор от всего этого. Не хотелось в такую прекрасную очь с такой очаровательной девушкой решать глобальные проблемы современного мироздания и магоиспользования.
"Очаровательной?! Ну уж нет!"

19

Мираэль фыркнула. Эйснфракс снова вел себя, как законченный надменный идиот. В его словах не было ничего вызывающего, но, тем не менее, звучали они почти оскорбительно. Юный маг был опытнее, и мечница это знала, но признать подобный факт, хотя бы перед самой собой, она была не в силах. Желание вмазать принцу промеж глаз было ощутимым, как никогда.
- Откуда я знаю, что это было? Это как будто была магия... Ну просто магия. Без стихии и потому неконтролируемая...
- Я тоже видел, что ты все делала правильно, потому не успел закрыть твою связь с инструментом - уже было слишком много силы,
Еще более неумолимый факт - Эйс мог ее защитить, пусть не сознательно, а вынужденно, но это било по самолюбию со страшной силой, заставляя девушку испытывать непередаваемый стыд и... ненависть? Черт подери, да, ненависть, которую невозможно было подчинить логике или, хотя бы, разуму. Годами, долгими и мучительными годами, Мираэль обходилась без посторонней помощи, сама спасала свою жизнь и никогда не была обязана кому-то. И как же противно сейчас было осознавать свою беспомощность, понимать, что принц, в конечном счете, был хозяином ситуации, а не она. Шарков наследник престола Тибероа...
- Это ты о чем? А, об этом...
Он перешел уже к совершенно другой теме, но Мираэль было все равно. Она ожесточенно сжимала в руках сумку, сетуя на неразговорчивость Сеннара, который всегда являлся отдушиной, рессорой в подобных ситуациях, эффективно помогая взять под контроль эмоции. Но экс-блуждающий продолжал упорно молчать, не обнаруживая своего присутствия. Это заставляло мечницу нервничать и чувствовать себя... брошенной, кинутой?
- В общем, это странно и выходит вообще за рамки законов магии... - Эйсенфракс снова заговорил, привлекая внимание, и она подняла на него не в меру сердитый взгляд - Я, кажется, уже слышал о таких случаях... Что-то подобное происходило у третьекурсников Огня пару раз. Тогда еще кого-то в лазарет отправили... - своевременное заявление, учитывая ситуацию;
- Мило, что ты об этом вспомнил... только сейчас, - не без укора буркнула Мира, поднимаясь с кровати и привычным жестом перекидывая сумку через плече - Хорошо, что все обошлось, я бы не хотела салютировать частями своего тела за несколько часов до экзамена... - она криво усмехнулась.
"Надеюсь и во время экзамена салютировать я не буду... - на мгновение бледное, усталое лицо исказила гримаса недоумения, смешанного со страхом - "Сеннар, почему ты молчишь, что происходит?" - тревожное ощущение неприятно щекотало нервы - "Надеюсь, что на этот раз, интуиция меня подведет... в первый раз...."
- Ты можешь продолжать заниматься?
Ну, почему, почему в жизни все так непросто? Мираэль болезненно поморщилась - внутри по прежнему бушевал инородный жар. Вот они последствия бесконтрольной магии. Она остановилась у входной двери, обернувшись к принцу:
- Если я и взорву пол университета своей магией, тебя в этой половине не будет... - решительно сообщила девушка со всей серьезностью, которую она могла изобразить; и кто мог знать, что именно она имеет ввиду, - Совесть не позволит мне лишить страну ее будущего правителя, - она почти улыбнулась, однако неожиданно зашлась глухим, лающим кашлем;
"Нет, эта хрень определенно небезопасна... надеюсь, последствий не будет..."
- Приятных снов, ваше высочество, и пусть не кусают вас ночью клопы! И... Эйру передайте мой жгучий привет, - прокашлявшись, наконец, изрекла рыжая с усмешкой, после чего скользнула в кромешную тьму коридора, тихо прикрыв за собой дверь. Забыла сказать "спасибо за пмощь"? Как бы ни так...

20

Иметь предстаывление об устройстве человека - вовсе не привелегия, а скорее испытание длиною в жизнь. Оказывается, это так трудно - видеть бурю эмоций и не знать как помочь, чтобы она рассеялась. Видеть страдание и не знать, как его рассеять... Конечно, опыт Эйсенфракса в познании людей рос и рос с каждым днем - это ведь нормально для разумного существа, но все равно это бремя по прежнему давалось тяжело во время неудач. Вот и сейчас принц никак не мог понять, что же еще скрывается в эмоциях и чувствах девушки кроме того, что ему видно и понятно? И что же это такое, что он видит, но не может понять, откуда оно взялось? Слишком много вопросов, ненахождение ответов на которые дико раздражало. Просто-таки выводило из себя - тут уже и речи не шло о спокойствии летней ночи.
Поняв, что ответ на поставленный вопрос так или иначе будет "нет", парень только обрадовался. После злосчастного резонанса дальше оставаться наедине становилось невыносимым. Это бесило... Сколько раз он уже мысленно прооизнес это слово? Раз, два? И, черт побери, будет произносить, пока вся эта глупость и непонятные, ненужные чувства не исчезнут из головы.
- Если я и взорву пол университета своей магией, тебя в этой половине не будет...
- О, я слышу разочарование... - юмор как щит - уже почти девиз всей его жизни. Только там еще первая часть фразы была - любовь как шпага, но это не важно, сущая глупость.
- Совесть не позволит мне лишить страну ее будущего правителя - в комментариях эта фраза со стороны Эйса не нуждалась, но по нутру царапнула нехило. Не то чтобы он прям так жаждал первым претендовать на престол, скорее его немножно грыз заменитель совести, так как Мираэль была не очень-то сильно посвещена в этот факт...
- Приятных снов, ваше высочество, и пусть не кусают вас ночью клопы! И... Эйру передайте мой жгучий привет
На сием моменте внутри что-то передернуло. Кто-то поспешил бы назвать это ревностью (вот только кого к кому?), но здесь все было куда масштабнее, в масштабах всего мужского населения Сеакай и заключалось оно всего в одной фразе "Женщины...", да-да, именно так, с тяжелым вздохом на конце фразы. Стереотипы и все непонятные паттерны женского поведения, несмотря на протесты подуставшего мозга, нахлынули в голову, как особо злое цунами и если бы Эйс был чуть более уставшим, откатило бы обратно в реальность волной матерных слов в адрес Мираэль, но самоконтроль все еще преобладал... Все еще... Пока еще...
Тихо, на самой границе сознания, закрылась дверь... Тьфу ты, это реальность. Принц вздохнул и плюхнулся на кровать, откинувшись на плоскую как блин подушку. Спать не хотелось. Не хотелось спать. Не хотелось спать... Спать...
Когда Эйр тихонько прошел в комнату, его уже никто не слышал и не видел. Его друг уже крепко спал

[mod]Отыгрыш завершен[/mod]


Вы здесь » Wizzzard: soundtrack 'magic' » Флешбэк » От сессии до сессии... (Эйс & Мираэль)